Ровшан Мустафаев: «Возрождение старинного азербайджанского обычая – взаимного уважения людей – в будущем может заменить нам Конституцию»

Интервью Day.Az с директором Института по правам человека Национальной академии наук Азербайджана Ровшаном Мустафаевым.

- Ровшан муаллим, 23 мая в Баку прошла международная конференция «Демократия в переходных обществах», на которой много говорилось о самом понятии «демократия» и ее различных моделях. Какая из них, на Ваш взгляд, является наиболее приемлемой для Азербайджана?

- Существуют две версии демократического устройства общества: американская и европейская.

Если для американской модели созвучно будет такое понимание, что их это образ жизни, который избрали сами граждане Америки, то в случае европейской модели демократия имеет несколько глубинные корни, поскольку она является результатом их историко-культурного развития.

То есть если в одном случае это образ жизни, то в другом - это как бы результат определенного уровня цивилизационного, гуманитарного развития, развития истории, и прежде всего - культурного развития. И в этом плане как в американском так и европейском варианте демократическое общество представляет собой нечто камерное, то есть имеющее определенный географический охват: в первом случае это американская география, во втором - это классическая Европа. И я бы даже сказал так – это их интим, они сами это избрали, и им там хорошо.

Но с распадом Советского Союза и у Америки и в Европе стали серьезно относиться к такому пониманию, как идеология, потому что коммунистическое общество развалилось, а советский человек, который воспринимал жизнь только через идеологию, остался.

Что мог дать Запад новому сборищу человеческой популяции, именуемой советский человек? Нужна была какая-то идеология. И даже не идеология, а идеологема. И тогда в качестве такой идеологемы и предложена демократическая модель, которая не может трансформироваться, поскольку это образ жизни целой группы стран, избравших такой образ жизни.

Нам он нравится или не нравится – это наши проблемы. Их же это устраивает, им там хорошо – это их любовь, это их хороший обычай, и им долгое время было как-то все равно, нравится это кому то или нет. И вот там момент трансформации образа жизни в идеологему стал носить не просто уже характер ценностный с точки зрения развития каких-то ценностных категорий в нашем обществе, а чисто политизированный характер внедрения в лоно нового, оставшегося после распада СССР пространства.

- Разделяете ли Вы политику насаждения западных стандартов демократии Азербайджану с учетом его специфики?

- Не существует таких стандартов. Каждый человек любит, воспринимает мир по-своему. Демократия – это индивидуальный подход. У каждого человека есть свое понимание понятия «права человека», согласно его воспитанию, его культурному, генетическому развитию.

А что у нас происходит? Мы берем стакан чая, бросаем туда кусочек сахара и говорим: «Чай сладкий. У нас демократическое общество». Нам говорят: «А вы еще бросьте кусочек», мы это делаем. Да, такой чай можно выпить, но он уже другой. Хотя в обоих случаях он сладкий.

Потом приходят, скажем, голландцы, и говорят: «Нет, надо добавить». Это все идет по нарастающей, и в один прекрасный день мы, понимаем, что чай сладкий, то есть общество демократично, но в то же время жить в нем не получается. Так же, как не невозможно выпить этот стакан чрезмерно сладкого чая. Здесь момент еще вкуса, насколько общество готово это воспринять, насколько наши права соответствуют нашим амбициям. Это тоже очень важный вопрос. Вдруг какая-то группа людей начинает быть большими европейцами, чем сами европейцы, хотя мы все вышли из одного и того же пионерского барака.

- Насколько уместно в таком случае попрекать Азербайджан неполным выполнением обязательств перед международными организациями? Может, нас больше устраивает тот уровень, который мы сами считаем нужным?

- Я думаю, нас должен устраивать только один уровень – это уважение к правам друг друга. Вот если мы этот древний азербайджанский обычай сможем возродить инкорпорировать в систему современных взаимоотношений, то у нас не будет особых проблем.

Этот самый древний азербайджанский обычай – уважение друг к другу – наверное, и есть та институциональная ценность, о которой в свое время говорил французский политолог, историк и государственный деятель Алексис Токвиль, отмечая: «Ни один закон я не поменяю на хороший обычай». У нас в основе права лежит хороший обычай. У нас действительно есть хорошие обычаи, поэтому лучше создать такую ценностную систему наших обычаев, которые не отрицают того, что сегодня пропагандируются в качестве принципов европейских обязательств.

- Как Вы считаете, учитывая специфику азербайджанского общества, мы все-таки больше часть европейской или же восточной цивилизации?

- В любом случае, как ни посмотреть, мы стоим на острие. И сама эта буферность нашего расположения, чтобы не оказаться в условиях геополитической войны, постоянно заставляет нас выполнять функции трансконтинентального моста.

Я думаю, что если Азербайджан, возрождая свой древний обычай, сможет стать таким трансконтинентальным мостом, по которому идут цивилизационные потоки с Севера на Юг и с Юга на Север, с Запада на Восток и с Востока на Запад, вот тогда возникнет та серьезная система корпоративного устройства общества, когда даже может быть наступит время, когда мы сможем обойтись без Конституции, потому что будут действовать достаточно понимаемые и объясняемые и принимаемые всеми категориями общества правила игры.

Ч.Али

Rəqəmlərdə

  • 257

    Events
  • 10

    Departments
  • 168

    Publications

TƏDBİRLƏRİMİZ